Новости

Маленькие истории большой войны

3f7959298d3de8395e6c644ce794773f

Самолет Кажымукана

Летчик Кажытай Шалабаев летал на самолете У-2, который был подарен Красной армии легендарным борцом Кажымуканом. Он решил помочь фронту, поэтому выступал по аулам с показательными выступлениями. Собранные 100 тысяч рублей Кажымукан сдал в Фонд обороны, попросил купить на эти деньги самолет и назвать в честь Амангельды Иманова. Через некоторое время великому атлету пришла благодарственная телеграмма от Верховного главнокомандующего: «Примите мой привет и благодарность Красной армии, товарищ Хаджи Мукан, за вашу заботу о военно-воздушных силах. Ваше желание будет исполнено. Сталин».

Этот самолет под управлением пилота Кажытая Шалабаева сражался на Прибалтийском и Ленинградском фронтах, совершив 217 боевых вылетов. Кажытай Шалабаев рассказывал, как однажды он нарвался на немецкий «мессер». Понимая, что силы неравны, советский летчик приземлился в деревне и быстро спрятал У-2 за деревянный сарай. «Мессер» начал пикировать, но угол обстрела не позволял ему атаковать. Тогда немецкий ас развернулся и пошел на второй заход с другой стороны. Но пока он разворачивался, Кажытай Шалабаев успел перетащить У-2 за другую сторону сарая. Так и гонялся гитлеровский летчик за нашим самолетом, а Шалабаев таскал свой «кукурузник» с одной стороны сарая на другую. В конце концов, у «мессера» кончилось горючее и он улетел.

Погиб после Победы

В 1941 году Асанбай Кудайбергенов ушел на фронт из родного Кегеня. Дома остались жена, дети и мать, чьи молитвы хранили солдата всю войну. Он прошел кровавыми дорогами от Москвы до Чехословакии. Вот и победа. В далеком Кегене ждут солдата… А вместо него пришла похоронка – Асанбай Кудайбергенов погиб смертью храбрых 20 мая 1945 года.

2.jpeg

Есть в Чехии маленький курортный городок Каплица, где стоит памятник советским солдатам-освободителям. Они пришли сюда 12 мая – уже после капитуляции гитлеровской Германии. Заняли городок без боя. Разместили небольшой гарнизон в количестве 16 бойцов. А 20 мая через Каплицу в американскую зону оккупации стала прорываться группа эсэсовцев. Это были офицеры-гестаповцы, видные члены нацистской партии. Понимая, что в советском плену их ждет суровая кара, они рвались на запад. Последней преградой на их пути был маленький советский гарнизон в Каплице. Ожесточенный бой длился около часа. Эсэсовцы не прошли.

Есть в городе Каплица маленький памятник. На нем выбито пять фамилий советских солдат. В том числе гвардейца Асанбая Кудайбергенова.

Провал во времени

Алматинец Александр Иванов рассказал своему внуку историю, напоминающую научную фантастику. Во время войны он служил бортрадистом на тяжелом бомбардировщике авиации дальнего действия. Как-то в начале 1944 года его самолет возвращался с боевого задания. Много пробоин, один из двигателей поврежден, горючее на исходе, плохая погода, отвратительная видимость… И какие-то природные аномальные всполохи в небе, которые создавали помехи в эфире. Радист Иванов не мог наладить связь с аэродромом: куда лететь – непонятно. И вдруг в эбонитовых наушниках зазвучала любимая песня американских летчиков-бомберов: «Бак пробит, хвост горит, но машина летит на честном слове и на одном крыле».

3.jpg

Но вот что странно: эту песню исполняли не Леонид Утесов и не англичанка Анна Шелтон с оркестром Гленна Миллера. Ее пел на русском языке незнакомый мужской голос с хрипловатыми интонациями. Диктор объявил: «Песню в честь 70-летия Победы исполнила группа «Чиж и компания». Летчики просто обалдели от изумления. А потом командир закричал: «Ребята! Значит, мы победили!».

Откуда силы взялись. Через полчаса наши летчики увидели сигнальные огни своего аэродрома и благополучно приземлились. Про странную историю, случившуюся с ними в воздухе, они никому не рассказали – еще посчитают за психов и спишут из авиации. Но они точно знали, что победа будет за СССР…

…Эту историю Александр Иванов рассказал своему внуку в середине 80-х годов, когда группы «Чиж и компания» в помине не было.

Я Сталина видел!

20 лет назад разговаривал я с ветераном Хайрулой Аймурзиным из 101-й отдельной казахской стрелковой бригады. Вот что он рассказал:

«В августе 1943 года мы воевали на Калининском фронте. Заняли небольшую деревню Хорошая, чудом сохранившуюся во время боев. Потом наши ушли вперед, а мне приказали сматывать связь. Я все сделал, и тут в деревню въезжают шикарные черные лимузины. Из них генералы вылезают. И вдруг из одной машины выходит… Сталин! Я как его увидел, встал как вкопанный. Он от меня в нескольких метрах прошел: не взглянул, но точно заметил. У него взгляд был такой – все видел и все замечал. Тут ко мне офицер подбежал, развернул руками за плечи и подталкивает: «Иди, солдат, иди. Но о том, что видел, никому не говори!». Я и молчал. 30 лет молчал. А потом, когда рассказал друзьям, те посмеялись. И сейчас никто не верит – ни родственники, ни друзья, ни товарищи-фронтовики. А ведь я на самом деле видел на фронте товарища Сталина. Вот как тебя сейчас вижу».

4.jpg

Из рассекреченных данных стало известно, что первый раз Сталин ездил на фронт в июле 1941 года, чтобы определить, где сосредоточить войска для обороны Москвы. В сентябре он снова посетил эти места. Но особой опасности Сталин подвергся, когда ездил на фронт в ноябре 1941 года. Он хотел лично посмотреть боевую стрельбу легендарных «Катюш». Дивизион капитана Кирсанова нанес огневой удар под деревней Скирманово. Результат был ошеломительный – уничтожено 17 вражеских танков, 20 минометов и две сотни гитлеровцев. На обратном пути «Паккард» Сталина застрял в снегу. Пока его пересаживали в «Форд», начался артобстрел и налет вражеской авиации. Так что Верховный главнокомандующий тоже побывал под огнем.

В том страшном ноябре, когда решалась судьба Москвы, Сталин еще два раза посещал действующие войска. В частности, он побывал в 316-й Панфиловской дивизии, ведущей жестокие бои на Волоколамском шоссе.

Что касается воспоминаний связиста Хайрулы Аймурзина, то он действительно мог видеть Сталина. Именно в августе 1943 года Верховный главнокомандующий выехал на Калининский фронт. Аймурзин немного ошибся только в названии деревни – она величалась Хорошево. Сталин разместился в домике, выбранном генералом Серовым. Из соображений секретности хозяйке хаты не сказали, что у нее будет гостить Сталин. Дескать, станет на постой один генерал.В дом провели правительственную связь, а Лаврентий Берия завез в избу хрустальную посуду и шикарную мебель. Сталин приказал отправить все это обратно в Москву. Заодно с 70 грузинами из личной охраны Берии. Верховного главнокомандующего охраняли только пограничники из ведомства генерала Серова. Не обошлось и без неприятностей – пропала машина с продуктами. Нашли ее только на следующий день – водитель и политрук убиты, продукты исчезли.

В деревне Хорошево Сталин провел совещание с командующим фронтом Еременко. Вначале он был злым, даже матерился, но когда получил сообщение о взятии Орла и Белгорода, подобрел. Приказал налить всем водки. А когда уезжали, Сталин приказал Серову выдать хозяйке дома 100 рублей. Он плохо знал цены 43-го года: на эти деньги можно было купить лишь полбуханки хлеба или пачку папирос «Пушка».

– Товарищ Сталин, зачем ей деньги, – сказал генерал Серов, – может, мы ей продукты оставим?

– Очень правильно. Так и поступим.

Когда хозяйка дома вошла в кладовку, то увидела там ящик консервов, коробку шоколада и несколько палок колбасы.

– Это все мне?! – удивилась хозяйка. – Кто ж это гостил у меня в хате?

– Товарищ Сталин, – ответил генерал Серов.

Хозяйка грохнулась на пол. Пришлось вызывать военфельдшера.

Это была последняя поездка Сталина в действующую армию – фронт начал уходить на Запад.

Поделиться:
Автор:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Web Analytics