Рестораны мира

«Mortons»

Братом-близнецом самого звездного ресторана Лос-Анджелеса можно по праву считать «Mortons». Если «Spago» был любимым рестораном кинозвезд, то «Mortons» — фаворит финансовых магнатов и агентов, которые собственно, и создали этих звезд. И если «Spago» с возрастом не только подрос, но и стал добрее, вежливее, то «Mortons»,  всегда отличавшийся хорошими манерами и politesse, удерживает свои позиции, практически не меняясь. Но поскольку ни один бизнес не развивается так стремительно, как шоу-бизнес, ресторан «Mortons», хотя он и не потерял своих преданных влиятельных клиентов, уже нельзя назвать «молодой точкой» звездного мира. Исключение составляет лишь ночь вручения «Оскара», когда ежегодная вечеринка «Вэнити Фэйр», самая эксклюзивная пирушка Вселенной, напоминает миру о том, какими были «Spago» и «Mortons» в 1980-х годах, причем каждый вечер.

Когда в 1994 году скончался Свифти Лазар, редактор «Вэнити Фэйр» Грейдон Картер и наследник гостиничной империи «Loew» продюсер Стив Тиш заполнили освободившуюся нишу, выведя на авансцену своего лучшего друга Питера Мортона, и создали феерическое заведение, переплюнув даже Свифти.

Нельзя сказать, чтобы Питер Мортон нуждался в звездах; он сам звезда, соучредитель глобальной сети «Хард Рок Кофе» и «Хард Рок Отель» в Лас-Вегас – заведений, которые изменили молодежную культуру, показали миру, как может развлекаться новое поколение, от «бэби-бумеров» до яппи.

Однако, в отличие от Вольфганга Пака, Питер избегает света рампы. Красивый, элегантный, слегка надменный, цветущий, несмотря на бургеры, которым он обязан рождением своей империи и от которых теперь воздерживается, Мортон многими считается Говардом Хью ресторанно-гостиничного бизнеса.

Родившийся в Чикаго, Мортон принадлежал к семье знатных рестораторов. Мясо было у него в крови. Его отец, создатель международной сети стейк-хаусов «Morton’s» был заодно соучредителем «Плейбой Клаб» вместе с Хью Хефнером. Родители разошлись, и Питер рос с матерью, которая повторно вышла замуж в Бель-Эйре. Питер поступил в Денверский университет, на один из лучших в 1960-х факультетов – гостиничного хозяйства. В 1969 году, возвращаясь из поездки по Израилю и Египту, наследник мясной империи заехал в Лондон, где остановился в доме Виктора Лоунса, возглавлявшего европейский филиал «Плейбоя». В первый же день после возвращения из земли обетованной Мортона Лоунс спросил его, чего бы ему хотелось съесть. Ответ – «классический американский бургер» — поставил Лоунса в тупик. «В Великобритании не найти приличного бургера, — сказал Мортону Лоунс, — эта страна уимпи».

У Мортона, полюбившего Лондон с первого взгляда, сразу возникла блестящая идея: принести в этот город настоящий бургер. Если жарить котлету на гриле, то народ валом повалит. Лоунс скептически отнесся к затее Мортона, но Мортон стоял на своем, уверенный в успехе. Так родился ресторан «Great American Disaster» («Великая Американская Катастрофа»), с которого началось нашествие гамбургеров на Британию.

Вдохновленный успехом лос-анджелесских закусочных «Hamburger Hamlet», которые лидировали на американском рынке фастфуда, Мортон мобилизовал семейные ресурсы на создание первого в Европе американского ресторана гамбургеров, причем на Фулэм-роуд, буржуазно-трендовой улице Лондона. Декором интерьера «Great American Disaster» стали увеличенные фотоснимки газетных передовиц с хроникой американских катастроф, таких как пожар в Чикаго, землетрясение в Сан-Франциско, крах Уолл-стрит, катастрофа дирижабля «Гинденбург», Пёрл-Харбор и тому подобное.

Фишкой ресторана стал гамбургер, какого Лондон еще не пробовал, и слух пошел по всей Европе. Мортон поймал сразу две волны: расцвет «веселящегося Лондона» и заграничных вояжей «бэби-бумеров». Обе волны сошлись в «Disaster». Двумя годами позже Мортон в партнерстве с Исааком Тигреттом, богачом из Теннеси, который активно инвестировал в заграничные предприятия, «поженили» концепцию качественного гамбургера с музыкой в стиле cool и открыли первое «Хард Рок Кафе» в помещении бывшего автосалона на Пиккадилли, рядом с Гайд-Парк-Корнер. Успех был грандиозным.

Питер Мортон хотел стать не просто мировым королем гамбургеров. Ему хотелось большего. И вскоре он открыл элегантный клуб «Mortons» на Беркли-Сквер. А женившись на очень светской британской топ-модели Паулин Стоун, он вошел в лондонский бомонд и влился в киношную тусовку. Теперь у него было все, что могло превратить ресторан в «модную точку». «Mortons» стал самым популярным заведением города.

Но Питер Мортон тосковал по родине, и в 1979 году он перенес свою концепцию в Западный Голливуд. И Голливуд полюбил «Ma Maison»,

Следующим вдохновляющим примером стала открытая кухня заведения «Guinea Grill», в ту пору знаменитого стейк-хауса на Беркли-Сквер. «Mortons» первым среди лос-анджелесских ресторанов приоткрыл завесу тайны, и теперь звезды могли видеть, кто и что для них готовит. За что бы ни набрался молодой Питер Мортон, все у него, казалось, получалось, причем блестяще. Была в нем какая-то мистика, в этом ресторанном Мидасе, и она тоже работала на успех.

Если «Ma Maison» продавал европейскую утонченность, то «Mortons» предлагал другой комфорт. Это была клубная еда, а шоу-бизнес как раз и есть самый эксклюзивный клуб. Так что сочетание получилось идеальным. Понедельничные вечеринки в «Mortons» вошли в систему, и каждый деятель киноиндустрии с нетерпением ждал приглашения на это мероприятие.

Сделка о создании новой кинокомпании «Dream Works» Спилберга – Катценберга – Геффена была скреплена в «Mortons». Здесь же проходили поминки по Дону Симпсону, продюсеру фильмов «Лучший стрелок» и «Полицейский из Беверли-Хиллз».

Вышколенные официанты «Mortons», самые расторопные в городе, были не актерами, игравшими роли выпускников «Лиги плюща». Многие из них действительно имели дипломы университетов и колледжей, но предпочли работу в «Mortons», которая привлекала хорошим заработком. Как писали газеты, официанты «Mortons» ежедневно уносят домой шестизначные суммы. Голливуд, действительно, славится своими щедрыми чаевыми.

В начале 1990-х Питер Мортон перевел свой ресторан на освободившееся на той же улице место, некогда занимаемое рестораном «Trumps», тоже модным в свое время. Зал получился большим, тихим… и клубным: высокие пальмы, на стенах гигантское полотно британского художника Фрэнсиса Бэкона, работы Эдда Руша, Джулиана Шнабеля – все из личной коллекции Мортона. А за длинной-длинной барной стойкой подавали лучшие в Лос-Анджелесе напитки.

Но даже при той популярности, которую создавали ресторану вечеринки «Вэнити Фэйр», Питер Мортон был готов поймать рыбу крупнее, чем та, что значилась в его меню. Он поставил свою сестру Памелу во главе ресторана, продал свою долю в «Хард Рок Кафе» почти за полмиллиарда долларов и обратился свои взоры к Лас-Вегасу, где собирался открыть отель и казино. И снова Мортон оказался на гребне волны, низменно несущей его к успеху. Только не рассчитывайте увидеть его расхаживающим по залу между столиками, он лишь недавно стал выходить на «оскаровские» вечеринки «Вэнити Фэйр». Питер Мортон – великий магнат, который считает, что звезды – это для туристов, ну и для других звезд.

Но не сбрасывайте «Mortons» со счетов, особенно по понедельникам. В Голливуде так мало традиций, а мимо этой уж точно нельзя пройти. Отобедайте, как подобает магнату или магнатше. Здесь не делят гостей по половому признаку. Начните с мартини «Бифитер» — безо льда и с оливками; Затем возьмите салат «Цезарь», нью-йоркский прайм-стейк и запеченный картофель. На десерт, утерев всем нос, закажите густую горячую помадку с кофе и ванильным мороженым или же банановые пирожки в теплом карамельном соусе и с взбитыми сливками. Вы сразу почувствуете себя важной персоной в Голливуде, и в этом весь кайф заведения «Mortons».

Поделиться:
Автор:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Web Analytics