Рестораны мира

«The Ivy» и «Le Caprice»

Если вы хотите отведать истинно британскую кухню, простую, без излишеств, и одновременно увидеть звезд, нет выбора лучше, чем ресторан «The Ivy» («Плющ»), что находится в самом центре театрального Лондона. Проблема лишь в том, что ресторан настолько хорошо и при этом демократичен в плане цен, что попасть туда вы сможете, только если вы звезда или если вы забронируете столик за три-четыре месяца вперед. Говорят, что «Плющ» ежедневно принимает более одной тысячи звонков по поводу заказа столика, и четыре администратора едва справляются с таким ажиотажем. В чем же причина подобной популярности?

Ресторан функционирует с 1911 года, но никогда не был таким посещаемым. Название заведения, предположительно, связано с пророчеством, которое Сара Бернар дала его первому хозяину: «Актерская братия будет липнуть к вам, как плющ». Но к 1989 году, когда заведение перешло в руки двух честолюбивых рестораторов, Криса Корбина и Джереми Кинга, старый «Плющ» уже на последнем издыхании тянулся своими побегами к богемной жизни.

Корбин и Кинг выпотрошили интерьер и создали новую атмосферу в духе «Connaugt» с витражами, деревянными панелями и предметами искусства, которую все ошибочно принимают за гламур 1930-х годов,что на самом деле это современная подделка. Точно так же многие ошибаются, полагая, что лос-анджелесский и лондонский «Плющи» — родственники, что, собственно, играют на руку обоим заведениям. Впрочем,  и тот, и другой ресторан – колоссы шоубизнеса, верой и правдой служат одной конституции и предлагают своим клиентам комфортное меню. В то время как лос-анджелесский «Плющ» больше тяготеет к южной кухне, в его лондонском тезке угадывается детсадовское прошлое. Фаворитами здесь, на Вэст-стрит, остаются пирог с лососем, картофельная запеканка с мясом, рыба и чипсы, клейкий пудинг и специальный крем-десерт под названием «Итонское месиво». Вряд ли этот подбор блюд можно назвать «мишленовским» меню, но в том-то весь и смысл, что оно не призывает вас к гурманству. Лучше оглядитесь по сторонам, взгляните на звездных клиентов – от сэра Гарольда Пинтера и леди Антонии Фрейзер до Дэвида и Виктории Бекхэм, от Эндрю Ллойда Уэббера до Элтона Джона, от Кевина Спейси до Джонни  Ноксвилла, — и вы поймете, в чем идея этого ресторана. Здесь вы всегда будете в хорошей компании. Дженнифер Лопес исключили из списка привилегированных клиентов после того, как она трижды бронировала столик и не являлась.

Корбин и Кинг, известные как Бэтмен и Робин лондонской ресторации, смогли возродить три гастрономических храма: «Le Caprice» («Каприз»), что находится сразу за отелем «Ритц» на Пиккадилли, «Плющ» и, наконец «J.Sheekey», умирающий рыбный ресторан, расположенный в отличном месте в Уст-Энде. Корбин  когда-то был управляющим принадлежавшего Майклу Кейну заведения «Langan’s Brasserie», самого модного звездного ресторана 1980-х; в свою очередь Кинг заправлял в актерском заведении «Joe Allen’s» в Ковент-Гардене. Крохотный ресторан «Каприз», который открылся сразу после Второй мировой войны, в те мрачные дни был одним из немногих мест в Лондоне, где можно было поесть в свое удовольствие.

Гурман из гурманов, нефтяной миллиардер Нубар Гульбенкян жил на верхнем этаже Арлингтонского дома, и именно он обозначил «Каприз» как точку на мировой гастрономической карте. В веселые шестидесятые «Каприз», со своим либеральным дресс-кодом, стал любимым местом встреч для модной тусовки в дизайнерской одежде с Карнаби-стрит, которой хотелось чего-то более разнообразного, нежели паста.

Когда в 1970-х, в эпоху арабского нашествия, удача отвернулась от ресторана «Каприз», Корбин и Кинг подсуетились и купил его за бесценок, завесив кремовые стены гигантскими фотопортретами Денёв и Шримптон работы Дэвида Бейли в попытке возродить ностальгические воспоминания о шестидесятых. Многие легенды 60-х до сих пор любуются этими плакатами. Правда, сегодняшняя клиентура «Каприза» больше тяготеет к издательскому бизнесу, журналистике и гламуру (Анна Винтур, Конрад Блэк еще до обвинения в суде, Джеффри Арчер после выхода из тюрьмы), в отличие от заполненных артистической богемой «Плюща» и  «J.Sheekey’s». В меню входит пирог с семгой и ему подобные блюда. Яйцо-пашот по праву признано здесь одним из лучших, хотя большинство других блюд вызывает ощущение, будто их готовили для корпоративных клиентов.

Эта корпоративная суета – вовсе не иллюзия. Фактически Корбин и Кинг распродали свои рестораны еще в 1999 году. Покупателем был Люк Джонсон, который сколотил состояние на сети закусочных «Пицца-Экспресс». Но Корбин и Кинг так искусно провели эту операцию, что никто и не заметил, как заведения перешли в другие руки. В 2005  году уже сам Джонсон продал рестораны Ричарду Кэрингу, владельцу сети магазинов одежды (поставщику продукции из стран третьего мира для «ТопШоп» и других магазинов), которому захотелось сменить род деятельности и перейти от тряпок к тарелкам.

Кэринг – любитель широких жестов. Однажды на благотворительном аукционе он выложил 300 000 долларов за обед с Элтоном Джоном,  а для другой благотворительной вечеринки арендовал Зимний дворец в Санкт-Петербурге. Но «Плющ» и компания, похоже, обладают иммунитетом против своего хозяина. Они зависят не от звездности хозяина или шеф-повара, а исключительно от самих звезд, которые, в силу необъяснимых причин, хранят верность этим заведениям, не смотря на лживость мира, в котором существуют.

Корбин и Кинг времени зря не теряли и осуществили новый проект, круглосуточную закусочную «Wolseley» с комфортным меню, как в «Плюще», которая разместилась здесь же, на Пиккадилли, в переоборудованном выставочным зале погасшего автомобильного бренда. Закусочная тоже полна звезд.

Поделиться:
Автор:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Web Analytics